Весна в поэзии Серебряного века

Опубликовано в разделе: 
Времена года

Тонкое чувство прекрасного, свойственное поэтам Серебряного века, наполняет их стихи, посвящённые весне. Но не только созерцанием пейзажей полны стихотворные строки. Поэты философски осмысливают смену сезонов года, весна становится метафорой, аллегорией, а взгляд за окно – способом передачи глубоких чувств и размышлений.

О, весна без конца и без краю –
Без конца и без краю мечта!
Узнаю тебя, жизнь! Принимаю!
И приветствую звоном щита!

Так, восторженно, писал о весне Александр Блок. В его строках – бездна жизнелюбия, пробуждённого весной. Жизнь полна невзгод, трудностей, но она прекрасна. Весна олицетворяет саму жизнь, которую поэт и клянёт, и любит, принимая во всей противоречивости:

Принимаю бессоные споры,
Утро в завесах темных окна,
Чтоб мои воспаленные взоры
Раздражала, пьянила весна!

Пьянит весна и Максимилиана Волошина, да так, что это вольное счастье затмевает, побеждает горечь и соль, которые суждено встретить лирическому герою на жизненном пути:

Соленый ветер в пальцах вьется.
Ах, жажду счастья, хмель отрав
Не утолит ни горечь трав,
Ни соль овечьего колодца!

Хмельное ощущение весны Волошина и Блока контрастирует с пронзительными строками Владимира Набокова. Его весна заставляет рваться сердце, грустить жгуче, до сладостной боли:

Я без слез не могу
тебя видеть, весна!
Вот стою на лугу
да и плачу навзрыд.

А ты ходишь кругом,
зеленея, шурша...
Ах, откуда она,
эта жгучая грусть!

Я и сам не пойму;
только знаю одно:
если б иволга вдруг
зазвенела в лесу,

если б вдруг мне в глаза
мокрый ландыш блеснул, –
в этот миг, на лугу,
я бы умер, весна…

Тоска и радость, грусть и жажда жизни переплетаются в стихах Георгия Иванова, написанных в эмиграции:

Как грустно и всё же как хочется жить,
А в воздухе пахнет весной.
И вновь мы готовы за счастье платить
Какою угодно ценой.

И люди кричат, экипажи летят,
Сверкает огнями Конкорд —
И розовый, нежный, парижский закат
Широкою тенью простёрт.

У каждого поэта – своя весна. И всё-таки есть в этих стихах нечто общее, что замечательно выразил Юргис Балтрушайтис – нечто такое, что стирает боль прошлого и даёт надежду на будущее:

Весна не помнит осени дождливой...
Опять шумит веселая волна,
С холма на холм взбегая торопливо,
В стоцветной пене вся озарена...

Здесь лист плетет, там гонит из зерна
Веселый стебель... Звонка, говорлива,
В полях, лесах раскинулась она...
Весна не знает осени дождливой...

Что ей до бурь, до серого томленья,
До серых дум осенней влажной тьмы,
До белых вихрей пляшущей зимы?!

Среди цветов, средь радостного пенья
Проворен шаг, щедра ее рука...
О, яркий миг, поверивший в века!