Золотой октябрь в поэзии

Опубликовано в разделе: 
Времена года

Разгар осени, пылающий жаром огненно-золотых лесных костров, пробуждает вдохновение в сердцах художников, фотографов, поэтов. Октябрю – сердцу золотой осени – посвящено немало прекрасных стихотворений.

В октябре 1830 года вдохновение Фёдора Ивановича Тютчева сложилось в бессмертные строки:

Есть в светлости осенних вечеров
Умильная, таинственная прелесть:
Зловещий блеск и пестрота дерев,
Багряных листьев томный, легкий шелест…

Осеннему листопаду посвящены знаменитое бунинское стихотворение:

Лес, точно терем расписной,
Лиловый, золотой, багряный,
Веселой, пестрою стеной
Стоит над светлою поляной.

Березы желтою резьбой
Блестят в лазури голубой,
Как вышки, елочки темнеют,
А между кленами синеют
То там, то здесь в листве сквозной
Просветы в небо, что оконца…

Лимонно-янатрными оттенками осени восхищается Борис Пастернак:

Давай ронять слова,
Как сад – янтарь и цедру,
Рассеянно и щедро,
Едва, едва, едва.

Не надо толковать,
Зачем так церемонно
Мареной и лимоном
Обрызнута листва.

В другом стихотворении поэта («Осень. Сказочный чертог…») на нити строк нанизываются красочные осенние метафоры: закат оставляет на коре деревьев «след янтарный», «зари вишнёвый клей» застывает сгустком, а флигеля в окружении жёлтых клёнов – «словно в золоченых рамах».

Как на выставке картин:
Залы, залы, залы, залы
Вязов, ясеней, осин
В позолоте небывалой.

Липы обруч золотой —
Как венец на новобрачной.
Лик березы — под фатой
Подвенечной и прозрачной…

Пусть не всегда октябрь радует прекрасной погодой, пусть не всегда солнце наполняет жаром ало-жёлтое уборы деревьев… Но стоит дождаться момента, когда в череде пасмурных осенних дней проглянет лицо золотой осени, – и всплывают в памяти строки Афанасия Фета:

Как грустны сумрачные дни
Беззвучной осени и хладной!
Какой истомой безотрадной
К нам в душу просятся они!

Но есть и дни, когда в крови
Золотолиственных уборов
Горящих осень ищет взоров
И знойных прихотей любви…

Помните, что говорил Маленький Принц о закатах и восходах? То же самое он мог бы сказать и об осенних днях. Каждый октябрь, как каждый рассвет и закат – неповторим. Важно не упустить, поймать чарующее мгновение, запечатлеть в памяти этот момент уходящей красоты, как это сделал Пушкин:

Октябрь уж наступил – уж роща отряхает
Последние листы с нагих своих ветвей…

Любил поэт осень, восхищался её противоречивостью, сочетанием пышности и увядания:

Унылая пора! Очей очарованье!
Приятна мне твоя прощальная краса —
Люблю я пышное природы увяданье,
В багрец и в золото одетые леса…

Октябрь прекрасен, но его пылающая красота – предвестник холодов, снегов, ненастья. Догорит октябрьский костёр – и придёт печальная стужа… Щемящая романтика звучит в стихах Константина Бальмонта:

Поспевает брусника,
Стали дни холоднее,
И от птичьего крика
В сердце стало грустнее.

Стаи птиц улетают
Прочь, за синее море.
Все деревья блистают
В разноцветном уборе…

В 1920 году, уже в Париже, Бальмонт снова вглядывается в лики осени, в её красоту, обрамлённую «чарой листьев ржавых, румяных, алых, желтых, золотых». Это золото украшает «синий храм», которым представляется Бальмонту пространство. В этом храме он вглядывается в прошлое, ищет любимый образ сквозь «череду разлук»…

И вот уж предчувствие зимы наполняет стихотворение Дмитрия Мережковского:

Октябрьский снег первоначальный...
В тиши покинутых садов
Как листья желтые печальны
На раннем саване снегов!

Дивясь немых аллей безлюдью,
На темном зеркале пруда
Как режет лебедь белой грудью
Стекло предутреннего льда!..

Октябрь подобен мосту между сезонами года. На одном берегу – тепло и буйство красок, на другом – холода и монохромное безмолвие… Давайте остановимся на этом мосту, впитывая листопадные мгновения золотой осени!