Рассказы о природе: автор Анна Киселёва (часть 3)

Опубликовано: 
Образование

Экспедиция

Сегодняшнее утро выдалось солнечным и не особенно жарким – самое время для того, чтобы начинать научные экспедиции. И пусть совсем маленькие, но зато вполне самостоятельные.

Под гостеприимными ветвями нашего столетнего дуба собралась вся наша команда: семь первокурсников – я, Даша, Наташа, Владик, Дима, Женечка и Гоша, а также два аспиранта-энтомолога – Сергей и Света. Они не только наши друзья, но и настоящие проводники в нашем трёхдневном путешествии.

Снаряжение собрано, все готовы, так что вперёд! Мы сворачиваем с банной дороги на дятлову тропу и сразу окунаемся в атмосферу летнего утра: по обеим сторонам тропки радуют глаз живучка и зеленчук, словно покрытые лаком блестят листья копытня, на тропинке лежит брошенная белкой недогрызенная зелёная шишка. Слышатся переливы зяблика, теньканье пеночки и вдалеке свистящая песня иволги.

Мы идём, молча, слышен только хруст валежа под ногами. Перед нами серьёзная задача – пополнить гербарные материалы высших растений, собрать образцы лишайников и грибов, а также составить коллекцию насекомых.

Послышался шум автомобилей – мы подходим к шоссе. В нашем районе оно очень извилистое, а потому опасное. Ну что ж идём дальше! На вырубке поспевает земляника, и мы с радостью срываем первые ягодки. Больше всех стараются Дима и Гоша – не пропускают ни одной красной бусинки.

А вот и наш первый ориентир. Это местечко называется «пять углов». В центре опушки стоит указательный пятигранный столб. На гранях прописаны цифры. Меньшие из них указывают направление на север, то есть в сторону станции, для того чтобы заблудившимся студентам было легче найти дорогу. В нескольких метрах от столба нас встречает старый дуб с дуплом в форме уха.

- Ребята, - останавливается Сергей, - это дуб желаний. Если вы опустите в него записку, в которой напишите свою мечту, то она обязательно сбудется.

Все первокурсники сразу начинают вырывать из тетрадей листы и быстро что-то писать. Но я почему-то не хочу. Нет у меня желаний. Рядом со мной становится Владик.

- А что же ты не пишешь? – хитро прищуривается и смотрит на меня.

- А вот так. Не хочу.

- Ты знаешь, а я тоже. Не верю в эту чепуху. Однако к легендам станции стоит относиться с осторожностью, - он передвинул козырёк кепки назад и двинулся вперёд.

Перекати-болото.

Наш путь перерезал милеевский овраг. Даже после недельной засухи в нём оставалась вода, поэтому в передвижении нам помогали деревянные мостки, разрушенные в некоторых местах.

Лес оказался очень заваленным. Практически через каждый шаг нам попадалось поваленное дерево, и мы были похожи на суперагентов, перешагивающих через лазерные лучи.

Наша группа стала более разговорчивой: Серёжа постоянно шутил, а Света смеялась своим журчащим голосом.

Мы дошли до танковой дороги. Это название далось ей не случайно: во время второй Мировой войны по ней действительно шли танки. Нам направо. По обеим сторонам дороги мы встречаем настоящие заросли козьей и ушастой ивы, сменяющиеся крупным черничником. Под ногами – пушистый ворс плауна, кукушкиного льна и сфагнума – мы приближаемся к болоту.

- «Сима» - вот так называют это местечко уже много десятилетий, - голосом экскурсовода начала рассказывать Света, - существует легенда, что в этом болоте утопилась девушка, не пережившая несчастной любви.

- Ха-ха, - Серёжа весело усмехнулся, - верьте больше. Да здесь, скорее, из-за несданного зачёта утопятся, а не из-за любви.

Земля под ногами начала медленно раскачиваться, и нам посоветовали надеть резиновые сапоги.

- Это верховое болото, - продолжала Света, - то есть оно получает питание из атмосферных осадков, а не от грунтовых вод. Мы ходим по сплавине – тонкому слою почвы, а под ней несколько метров воды. Так что осторожнее и не скапливаемся в одном месте.

Мы миновали крошечные сгорбленные сосенки и берёзки и теперь старались держаться «кочек» пушицы. Если на этом месте растут двудольные, то туда можно смело вставать.

Под нами весело чавкала вода, мы приближались к деревянным мосткам, за которым простиралось настоящее «болотное озеро». Каждый из нас осторожно пробирался друг за другом, стараясь сохранять расстояние, но земля под нами всё равно вздымалась волнами, норовя прорваться. И вот когда мы уже дошли до середины, раздался громкий вопль: «Осторожно, болото!»

Мы все дружно засмеялись, потому что наш Гоша обладает ярко выраженной своевременной проницательностью. Также в своей речи любит употреблять слово «како», за что он и получил своё прозвище.

Вдруг позади меня послышался громкий вскрик. Всё-таки кому-то удалось прорвать сплавину! По пояс в болоте барахтались Наташа, а Женя, пытаясь её вытащить, сам провалился по колено.

- Ну вы даёте, ребята, - Сергей помогал им выбраться.

- А я утопила кроссовки… - Наташа вспомнила о пакете, в котором она несла сменную обувь для сапог.

- Ну у нас и не такое бывает! – Светик похлопала искупнувшихся по плечу, и мы продолжили путь.

Если оглянутся вокруг, может показаться, что стоишь посреди поля, а вовсе не болота. Совсем нет деревьев, и травка молоденькая растёт. Но при ближайшем рассмотрении «травка» оказывается совсем не безобидным плотоядным растением – росянкой. Крошечные лопасти с бардовыми пузырьками смотрят на нас будто с картинки. Дима с Владиком даже попытались покормить её убитой мухой, но у них ничего не вышло.

Обойдя по деревянным мосткам озеро, мы оказались на противоположной стороне сплавины, и вскоре вышли на твёрдую землю.

- А я, како, поймал живородящую, како, ящерицу! – Гоша гордо достал из кармана своё сокровище.

- Отпусти ты её! – мы дружно запросили освободить пленницу.

- Ну ладно… - Како немного погрустнел, но всё-таки выпустил ящерицу, которая тут же взметнулась буроватой стрелой вверх по ближайшему стволу.

Мы снова вошли в лес. Сейчас он казался более угрюмым и молчаливым, нежели с утра. Солнце куда-то спряталось, и поднялся ветерок.

Так наша группа шла ещё несколько часов без перерыва, перелезая через упавшие стволы и собирая редкие экземпляры растений и грибов. Затем на полянке мы устроили небольшой привал и наконец-то перекусили.

- Это вы хорошенько искупались, - Даша весело засмеялась.

- Ну да, ну да. Теперь завидуйте нам! – Наташа не осталась в долгу.

- И как там водичка? – в разговор вмешался Дима.

- А ты знаешь, тёпленькая, - ответил Женечка.

После небольшого пикника Света с Серёжей нас тут же заторопили и сказали, что к вечеру нам уже нужно будет дойти до Стерляжего пруда.

Дом на Стреляжем пруду.

Лес стал более чистым. Сухие ветви убраны, а упавшие стволы распилены. По моим расчётам сейчас где-то часов пять вечера. Под нами зелёный ковёр кислицы, осока и костяника, иногда попадается седмичник.

Через несколько десятков метров деревья расступились, и мы увидели несколько домов и молодого человека, идущего нам на встречу.

- Ёрш, здравствуй, - Сергей крепко пожал ему руку.

- Всем привет. Меня зовут Александр Смирин или просто Ёрш. Сегодня я вас ознакомлю с деятельностью нашей станции и может быть, покажу что-нибудь интересное.

Молодой человек высокого роста был одет в клешеные джинсы и афганку на голое тело, а длинные волосы казались подхваченными в пучок какими-то разноцветными перьями.

На территории станции первым в глаза бросился высокий двухэтажный дом, стоящий вдалеке. Затем находилась вытянутая одноэтажная постройка маленькая лачужка.

- Итак, можете оставить свои рюкзаки у меня в домике, и мы пойдём на экскурсию.

«Лачужка» изнутри оказалась гораздо больше, чем снаружи. Небольшой диванчик, столик, стул и гитара составляли всё её убранство.

- Начнём с того, где вы вообще находитесь, - Ёрш сделал приглашающий жест и мы отправились к двухэтажному дому, - это станция по изучению бентосных форм стерляжего пруда.

Мы обошли строение и вышли к небольшому водоёму, заросшему тиной. Со всех сторон он был плотно окружён деревьями, за исключением мостков, на которых находились мы. С одной стороны на нас смотрело настоящее «дерево-ладья» с носом, по форме напоминавшем очертания рыбы, с другой – срубленный ствол в виде пушки, дуло которой было набито шишками и сухими ветками. В некоторых местах жёлтыми фонарями светились зацветающие ирисы.

- Более полувека назад этот пруд создали для разведения стерляди, откуда и пошло его название. Говорят, что какое-то время она даже там жила, но потом куда-то исчезла. Теперь этот водоём мы используем для бентосных проб.

Мы наклонились к пруду, но ничего не увидели кроме головастиков в мутной воде.

- Специальные сачки мы забрасываем подальше о т берега и с помощью них набираем материал.

Вдруг откуда ни возьмись появился сачок с грузиком и пара ведёрок из-под майонеза.

- Вот так.

- Теперь идём в лабораторию для обработки материала, - Ёрш направился в сторону вытянутого одноэтажного здания, и мы вслед за ним.

В лаборатории оказалось очень тесно даже для нас десятерых. По обеим сторонам были пристроены деревянные доски в виде стола. На них гордо стояли новые микроскопы.

- Я разливаю пробы в семь чашек Петри. Теперь ваша задача с помощью пипетки, предметного и покровного стёкол сделать себе препарат. Ну и не забудьте про пластилин для «ножек», чтобы не придавить материал.

На этих словах Ёрш вышел, как будто здесь его никогда и не было, а за ним - Сергей и Света.

- Ну мы и попали, - Владик многозначительно оглядел фронт работы.

- А, по-моему, нормально, - Женя принялся за дело, - на факультете и здесь сто раз таким занимались.

С помощью пипеток мы гонялись за крошечными прозрачными существами, еле различимыми невооружённым глазом. Под микроскопами они оказались милыми кругляшками с парой неравных антенн. Ну, конечно, это же ветвистоусые! Дафния!

Ёрш, Света и Серёжа долго ещё не приходили. В это время мы снова смеялись над Како, вспоминая «Осторожно, болото!»

- Странный этот Ёрш, - Даша покачнулась на стуле.

- И почему-то здесь один, - добавила я.

- Мне кажется, у них просто суточные дежурства на станции, потом его сменит другой, - предположил Женечка.

- Да неееееееет. Это действительно очень странно, - Наташа загадочно прошлась по лаборатории с загадочным видом, - ууууууууууууу…… Кого ночью испугать? – и тут же её разобрал заразительный хохот.

- А ну кто здесь так смеётся? – к нам вошёл Серёжа ну и, конечно, вся остальная компания, - нашли кого-нибудь?

- Ну да. У нас были ветвистоусые рачки – дафнии, - с умным видом заключил Дима.

- Вот и молодцы, - видно было, что Ершу хочется поскорее всё это свернуть и пойти спать, - значит, на выход.

На улице ещё было светло, но солнце уже касалось горизонта. Мы разбили две палатки – для мальчиков и девочек, а наша троица пошла в сарайчик Ерша. Конечно, спать нам совсем не хотелось, но после такого насыщенного дня всё тело сильно ломило, и мы мечтали только об одном – скорее прилечь.

Я проснулась от громкого крика или урчания, или бульканья, в общем, какого-то ужасного громкого звука, слитого из нескольких голосов. Оглянулась – девчонки спали. Теперь мне совсем не спалось из-за этого устрашающего гоготания, а выйти посмотреть, что случилось, я боялась. Через полчаса мне это порядком надоело, и я, наконец, решилась выйти.

На улице крики оказались ещё более душераздирающими. И теперь стало понятно – они исходят из того двухэтажного дома, так зловеще поблёскивающего в лунном свете.

- А вот и ты.

Я вздрогнула и даже сначала побоялась оборачиваться.

- Это ты, Владик?

- Ну а кто ещё? Не призрак же этого дома. Тебе тоже интересно, что это за звуки?

- Ага. Вот уснуть не могла и вышла посмотреть, - я, наконец, «отошла» и повернулась.

- Я думаю, что раскрою эту загадку завтра утром, - Владик сделал многозначительный вид, а тебе лучше пойти спать.

Даша с Наташей даже не просыпались – также мило посапывали в унисон. Я легла рядом с ними и к счастью тут же заснула.

Утром мы встали по будильнику с неожиданной лёгкостью. Мальчишки уже уплетали откуда-то взявшуюся кашу.

- Ей, доброе утро, - радостно помахивая ложкой, закричал Дима, - кашу возьмите в домике Ерша, у них там плитка оказывается есть!

- Доброе, рябят. Спасибо.

Через десять минут мы вдесятером устроились рядом с палатками и весело завтракали.

- Ёрш, а кто у вас так громко кричит по ночам?

- Может, храпит? – меня перебила Наташа, явно дав мне понять, что намекает она на Дашу.

- Что??? – я не храплю! – Даша тут же толкнула клеветницу в ответ.

- Хм. Ничего удивительного – вы должны сами догадаться, - звуки исходили из большого дома?

- Да-да, - подхватил Владик.

- Точно! И я слышал немного, но сразу уснул, вспомнил Женя.

- А я ничего не слышал, - как-то даже взгрустнул Димочка.

- Ну пошлите со мной, - Ёрш резко вскочил, бросив завтрак, и рванул к дому. Естественно мы за ним.

У дома отсутствовала входная дверь – просто дырка в стене. В темноте было сложно что-либо различить кроме отблесков воды. Вместо страшного существа на нас смотрели пять наполненных колодцев.

- Спросите, зачем они нужны? Сразу говорю, не знаю сам. Они остались со времён разведения стерляди.

Тут он громко крикнул внутрь помещения, и его голос громом разошёлся по стенам.

- Ну что, уже понятнее? – он хитро улыбнулся, - теперь идём дальше.

Мы обошли дом и вышли к пруду.

- А теперь подумайте, кто может жить на пруду? Может, вы их пока здесь и не видите, но за то, ночью вы их прекрасно слышите. Итак, внимание вопрос: кто это?

- Лягушки!!! Это же лягушки урчат по ночам!!! – теперь я сразу догадалась.

- Правильно. Прудовые лягушки ночью забираются к колодцам, которые и усиливают их звук. А нам со стороны кажется, что «сирены» усилены во много раз.

- Ну ты молодец, Света похлопала по плечу Ерша, - устроил нашим первокурам настоящую загадку, - но нам уже пора собираться, впереди ещё много чего интересного.

Мы поспешно дозавтракали, собрали палатки и попрощались с Ершом. Станция вновь скрылась за деревьями, как будто её и не было – такой загадочной и необычной.

Голубая стрела.

Через несколько часов мы дошли до Комарино – красивого села с церковью на самом берегу. Вид оттуда открывается просто сказочный – синей лентой внизу скользит река, а на другом берегу видны и поле с трудолюбивым трактором, и дачные домики, и вдалеке темнеющий лес.

Через сосняк мы подошли к узкой песчаной тропинке – обрывистый берег долго не позволял спуститься – и осторожно сошли вниз. По-праздничному пышно нас встретила свирбига, местами попадался острец, пырей, тимофеевка и горошек.

Под ногами можно было различить тропочки и норы полёвок. Над нашими головами гордо пролетел канюк, в кустах промелькнул луговой чекан, над рекой проурчала крачка.

- Ого… - кто-то из парней удивлённо присвистнул.

Прямо перед нами из-за огромной белой ивы вдруг откуда ни возьмись вынырнул огромный подвесной мост.

- Нам сюда, ребята, - скомандовала Света.

Мы с девчонками шли в самом конце. Как оказалось зря. Как только я ступила на деревяшки, то попала в настоящий шторм! Како впереди своей неуклюжей походкой раскачивал весь мост. Ну просто человек-землетрясение!

С моста открывался шикарный вид на Москву-реку: с двух сторон нас охватывала серебристая поверхность воды, петляя и перемежаясь с изумрудными россыпями островков.

Но нам было не до рассуждений о пейзажах. В середине мост раскачался так, что, даже держась за верёвки, на нём было удержаться практически невозможно!

Наконец, мы все миновали качку и почувствовали твёрдую землю под ногами с огромным облегчением.

Жара стояла невыносимая. Но мы невозмутимо и, молча, шли вперёд, таща за собой тяжёлые рюкзаки.

Вдруг Сергей остановился.

- Друзья мои. Здесь на пойме нам предстоит очень интересное занятие – мы будем собрать коллекцию насекомых. Сразу говорю, сачков хватит не на всех, но вот такие волшебные баночки – морилки – получит каждый. Внутри них есть хлороформ, для того чтобы насекомое долго не мучилось, а вот эти бумажки в виде гармошки воспрепятствуют «братской могиле» в одном месте. Оборудование сейчас раздаст Света. Ловим всех насекомых, но на стрекоз и бабочек не налегаем, потому что их перед коллекцией ещё нужно отправлять на расправилку.

Мне не досталось сачка. Сначала мы с Дашей ходили в паре, но потом все разбрелись в поисках трофеев. Я уже поймала голыми руками пару клопов, нифму кузнечика и жука. Но больше всего меня заинтересовала голубая стрекозка в последний момент упархивающая от меня. Она была невелика по сравнению с зелёными и синими переливающимися красотками, но очень уж мне запала в душу. Глаза – бирюзовые капельки, лазурная грудка, а брюшко – чистый аквамарин – похоже на состав с вагончиками, словно поезд «Голубая стрела».

Наверно, совсем я умаялась по жаре: открываю глаза, а она со мной разговаривает.

- Здравствуй, Аня. Хочешь меня поймать? Всё не так-то просто. Полетели со мной!

Нет, я не сошла с ума. Просто, наверно, в сказку попала, вот и всё. Я опять погналась за стрекозой, будто бы наяву. Бегу по берегу, конца и края не видно.

- Здесь живут мои друзья иностранцы – итальянские клопики, - голубая стрела затормозила около кустов и села рядом с целой семьёй, облепившей ствол и листики. Полосатые красно-чёрные клопы смотрели на меня и помахивали лапками.

- Здравствуйте, синьорина, - рады приветствовать вас в нашем доме.

- Здравствуйте…

Стрекоза что-то им пошептала, и мы закрутились в кадрили – они на листочках, а я вокруг куста. Потом семья итальянских клопиков рассказала мне о своей родине, и мы отправились дальше.

По дороге мы встретили злого паука, уже приготовившего сети для очередной жертвы, но мы благополучно миновали их.

- А вот мои подружки, знакомься!

Ко мне подлетели зелёные, синие, белые, красные, жёлтые стрекозки самых разных очертаний и размеров! Мы вышли на луг и теперь стали водить хоровод настоящих невест в самых прекрасных платьях. Их крылышки были похожи на кружевные накидки, а глаза – на маску из драгоценных камней.

Все вместе мы полетели дальше. Как сказала моя голубая стрела, к Белой Королеве. После нескольких минут сумасшедшей гонки за новыми подружками я увидела раскидистый куст, в центре которого гордо восседала прекрасная Королева – бабочка-белянка.

- Я приветствую вас, мои подданные, - величаво начала она, - я рада, что вы присоединились к всеобщему празднику начала лета и даже привели с собой доброго человека в качестве мирового посла. Сейчас мы начнём наш ритуал.

- Какого ещё посла? – зашептала я стрекозке.

- Молчи и слушай, - пригрозила мне она.

Похоже, я всё-таки сошла с ума. Большая банка шагала мне навстречу, и кругом вдруг резко и удушающее запахло хлороформом…

- Аня……

- Что? Что? Голубая стрела, я не хочу…….я больше не буду, простите меня…

Вдруг я открыла глаза и увидела перед собой лицо Сергея, а вовсе не Белую Королеву, и даже не грозную морилку гигантских размеров.

- У тебя, дорогая моя, солнечный удар! Но зато стрекозу ты определила правильно: это действительно стрелка, - он указал на мои пальцы, в которых за крылышки была поймана моя голубая стрела!

- Мне её жалко… - я привстала и слегка потрясла головой.

- А что делать, такова жизнь… Думаешь, мне энтомологу, не жалко травить насекомых? Жалко, конечно, но такова наша работа. Мы ведь биологи, а не варвары: редкие виды не трогаем, как можем, природу охраняем, но ведь и изучать кого-то должны… Так что вот так.

- Ну как ты, Тань? – вдруг набежали ребята во главе со Светой, - голова сильно болит?

У них уже были набитые морилки – похоже, прошла пара часов. Ничего себе ударчик. Привидится же.

- Да более-менее. Думаю можно отправляться в путь дальше, - я махнула рукой и поплелась за остальными.


 

Подмосковные птеродактили.

После трёх часов пути мы дошли до Карских прудов – удивительных водоёмов, богатых орнитофауной. Светик тут же раздала нам бинокли и сказала:

- После небольшого перерыва будем наблюдать за птичками. Я хоть и энтомолог, но про них тоже немного знаю. А бинокли сейчас раздала, чтобы сами на них посмотрели.

Слегка обогнув озеро со стороны кукурузного поля, мы устроились на самом берегу, достали припасы и наконец-то поели.

- Ну Тань, ты даешь сегодня… Мы же вместе должны были насекомых ловить. Иду, смотрю, а тебя нет! Ищу глазами – тоже нет. В итоге нашла тебя завалившуюся где-то в кустах. Вот Владик с Серёжей тебя перенесли, - начала Даша.

- Да мы вообще испугались, - подхватила Света.

- Но когда ты с этой стрелкой в руках начала ещё что-то бормотать, это вообще был кадр, - Серёжа засмеялся, и все дружно подхватили.

После перекуса Света нас собрала нас у самого начала дороги и начала экскурсию.

- Первой вы видите в полёте серую цаплю. Шея у неё сложена. А вот чёрный коршун. Его просто отличить от канюка. У первого хвост с вырезкой, а у второго – сектором. Ну вот над озером сизые чайки летают и вдалеке уточки плавают – у них низкая посадка. Теперь пошли на песчаный карьер.

Мы снова двинулись вдоль кукурузного поля. Никогда раньше не видела растущей кукурузы!

- Это гнёзда ласточки-береговушки. Обратите внимание, у них будто длинные норы, выстланные перьями. А вот поёт камышовка-барсучок, у неё трель похожа на пулемётную очередь!

Мы даже засмеялись. А что, так идёшь, идёшь и испугаться можно! Теперь Света подвела нас к самому берегу.

- Посмотрите на чомгу! Она вон за теми зарослями… Ныряет… Да. Чёрная с хохолком и белыми щёчками. Увидели? А вот летит болотный лунь, у него длинный хвост.

Солнце медленно садилось, растворяясь в розоватых водах озера. Рыжие верхушки елей покачивались в такт музыки ветра. От переливающейся всеми цветами радуги глади воды невозможно было оторвать глаз. Наша группа словно очаровалась всем происходящим и никуда не двигалась с места.

- Ну что с вами? Совсем заснули? – в шутку негодует Света, - а, по-моему, вы просто устали за сегодня. Кто-то вообще перенёс солнечный удар, - покосилась она на меня, - так что все на опушку! Серёжа уже перетащил рюкзаки, будем разбивать лагерь, пока окончательно не стемнело.

Напоследок нам предстояло ещё одно препятствие – деревянные мостки через болотце. Здесь мы устроили просто полосу препятствий на скорость: кто быстрее по ним пройдёт да ещё добежит до Сергея. Победила Наташа, впрочем, никто и не сомневался.

Когда мы добрались до места, Серёжа уже устанавливал палатки.

- Вы так рано? А я думал, придёте, когда стемнеет. И не стал ждать: решил лучше палатки установить.

- Ну и правильно: нам работы меньше – засмеялась Светик.

Наташа и Влаик бросились за дровами, чтобы разжечь костёр, а все остальные стали помогать с палатками.

На ужин мы приготовили гречневую кашу с тушёнкой. Вышло очень вкусно! Уже окончательно стемнело, наша группа расположилась вокруг костра, Сергей достал гитару, и все вместе мы спели несколько любимых песен. Хотели ещё, но Света запротестовала.

- Вам, детки мои, пора спать. Уже двенадцать, а встаём мы в пять! Нужно ведь ещё позавтракать и собраться, а та красота, куда я вас приведу, ждать не будет!

Гитара ушла и, в общем-то, делать нам стало больше нечего, и мы пошли спать.

Утро прошло сумбурно и полностью на автомате – все жутко хотели спать. Солнце уже показалось из-за леса, и мы пошли к нему на встречу.

Старый ельник встретил нас гордо и молчаливо. Но Света сказала, что стоит ещё немного подождать, и мы сами всё увидим.

Я подняла голову: верхушки елей были позолочены первыми молодыми лучами солнца, свет лился со всех сторон – неба, солнца, деревьев. На самых высоких стволах я заметила чьи-то огромные гнёзда. Кто бы это мог быть?

Вдруг мы услышали крики. Громкие, призывные. Теперь уже все подняли головы и увидели настоящих птеродактилей, перелетающих с дерева на дерево! Чёрные гигантские силуэты рассекали небо, издавая леденящие звуки. Вот один из них присел на гнездо, и теперь с ним полетели остальные ящеры.

«Кто это?» - зашептали мы.

- Приглядитесь внимательнее, - начала объяснять Света, - мы вчера уже видели эту птицу. Кто складывает шею в полёте?

Ну и ну! Это же серая цапля! Действительно, в чёрном силуэте мы разглядели её очертания и в том числе сложенную шею.

Ещё минут десять мы наблюдали за подмосковным чудом, пока птеродактили не стали превращаться в цапель, и отправились дальше – разгадывать новые загадки.

Заброшенный город.

На нашем пути вновь встал непролазный лес. Под какими-то стволами мы могли пролезать, какие-то перелезать, а иногда приходилось обходить поваленное дерево через много метров.

Времени ещё было мало, но поскольку мы так рано встали, нам казалось, что прошло уже полдня.

- Сегодня к вечеру наша группа должна вернуться на базу. По сути, мы уже идём назад, только несколько другим путём, - тут Света ойкнула, зацепившись одеждой за огромный сук.

- Да, - засмеялся Владик, - мы уже поняли, что путь какой-то не такой.

- Ну не заблудились же мы! – подхватила Даша.

Время шло, а валежа становилось всё больше. Вдруг между стволов замаячила высотка. Похоже, не одна. У меня даже в горле пересохло. И не только у меня, судя по выражениям лиц одногруппников. Ещё через несколько десятков метров можно было различить фигуру человека. Это памятник!

Мы вышли на открытую поляну и осмотрелись. Нас окружало пять высоток. Дома казались повреждёнными в некоторых местах, видно было, что там давно никто не живёт. Но на одном из балконов сушилось бельё! Это удивило даже Сергея.

- Я, конечно, слышал о заброшенном пансионате, но сам здесь никогда не был. И вообще стоит порядочно заблудиться, чтобы попасть сюда. Но бельё… Откуда здесь ему взяться?

Нас окружали детские площадки, лавочки, заброшенные клумбы. Даже летняя эстрада была тут. Наконец, мы подошли к памятнику.

- Да это же Чкалов! – отгадал Дима. И точно. Внизу мы нашли подтершуюся надпись.

Было такое ощущение, что люди только что ушли отсюда. Конечно, пансионат был поистрёпан временем, но все постройки выглядели вполне пригодными. Действительно настоящий заброшенный город в лесу!

Когда мы практически миновали это место, Како случайно задел детскую карусель, и она с диким скрипом пошла по кругу. Девчонки вскрикнули от неожиданности. Да и остальные, думаю, испугались не меньше.

- Ну я же, како, случайно! – его голос эхом раздался по всему пансионату. Какие-то птички вспорхнули с верхних этажей, а карусель даже остановилась.

Поскорее бы отсюда уже уйти. Женя и Дима даже записали координаты этого места. И сказали, что ещё обязательно сюда придут, расспросив начальника станции о пансионате.


 

Незнакомец.

Теперь, по словам Светы, нас ждало ещё одно чудо света. Огромный песчаный карьер. Где-то на пятую часть он оказался заполнен водой. Мы буквально сползли вниз по песку и как будто оказались в другом временном отрезке на другой планете.

Практически отвесный песчаный берег с одной стороны создавал необыкновенный рельеф местности, а кроме того служил местом гнездования ласточек-береговушек. Повсюду летали речные крачки, на отмелях мы разглядели малого зуйка и черныша.

Вся остальная земля выглядела сухой и потрескавшейся: глубокие расщелины, запёкшаяся, словно чешуя, грязь, насыпи песка, горки и мелкие камни. Открытая солнцу поверхность заросла ромашкой, растущей, словно в букетах.

Обойдя почти половину оврага, мы дошли до отмели, ведущей почти до середины карьера. Крошечная заводь неподалёку заросла шишками рогоза, а воде можно было различить снующих водомерок.

- Собственно, здесь, на нашем последнем пункте пребывания, мы заканчиваем нашу маленькую экспедицию, - торжественно начал Серёжа.

- Предлагаем здесь пофотографироваться, дособрать материал, правда его у нас и так уже много, да и здесь биоразнообразие не блещет. Так что у вас есть ещё где-то пятнадцать минут, - Света махнула рукой.

Вдруг на самой середине насыпи я повернулась к обрывистому берегу, где ещё недавно мы спускались вниз, и навела бинокль. Прямо напротив меня стоял высокий и худощавый молодой человек в чёрной ковбойской шляпе и футболке, джинсах и полосатой кофте, повязанной на бёдрах. Он тоже наблюдал за птицами в бинокль, как и мы.

- Танечка, очнись… - Наташа потрясла меня за плечо.

Я не шелохнулась, только осторожно шепнула:

- Смотри, вон там, видишь человека?

- Да ты чего! – прыснула она, - за парнями в бинокль подсматриваешь?!

- Я не подсматриваю! Представь себе, наблюдаешь за крачкой в полёте, ведёшь бинокль и вдруг упираешься в какого-то незнакомого человека, хотя на этом карьере сейчас только наша группа!

Подул ветер, затеребив мои растрепавшиеся волосы. Закричали чайки. Красота! А незнакомец тем временем стал чертить что-то на песке.

Обратно мы забирались через другой берег, а мне так было интересно узнать, что же там он написал! Вдруг он тоже увидел меня и решил оставить послание? Я уже никогда не узнаю.

***

На станцию мы вернулись к вечеру. Добрались быстро и без происшествий. Подвесной мост уже казался не таким страшным, ведь мы теперь шли самыми первыми и почти не чувствовали качки.

Раздав материал по лабораториям и разобрав свой рюкзак, я спустилась к реке.

Люблю смотреть на догорающий закат в лиловой речной дымке. Пурпурный диск солнца, словно раскалённый на огне, растекается розовыми струями глазури по небосводу, шипит крошечными капельками и вскоре расплавляется вовсе, сменившись палитрой вечернего неба, строго очерченной зубчатой кромкой далёкого леса.

Облака чинно шествуют мимо меня, меняя очертания и оттенки. Вот передо мной схлестнувшиеся ангел и демон: первый широко расправил крылья, выставив навстречу врагу трепещущую грудь, а второй уже нацелил копьё, оседлав разверзнувшего пасть дракона.

Но не проходит и десяти секунд, как копьё демона превращается в протянутую руку, дракон в гарцующего коня, а сам демон в смелого рыцаря. Ангел, оставляет крылья и принимает облик прекрасной дамы, плавно плывущей в объятья рыцаря.

В такие минуты всегда представляются дальние страны и неизведанные миры. Кажется, что вот-вот да мелькнёт за линией горизонта чья-нибудь едва различимая тень и поманит нас за собой.

Солнце село, облака остановились, но лёгкие отголоски лучей ещё не успели раствориться в синеве вечернего воздуха. Это мгновение уже не повторится, потому что я разжала ладонь, отпустив его в вечность. Раскидистые берёзы и сухие ели, похожие на гигантские хвощи, кланяются тебе вослед.

Я закрываю глаза, чувствую запах реки и июня. Я не хочу уходить. Не хочу разжимать ладонь… Останься со мной! Не уходи! Завтра будет тот же вечер, то же солнце и тот же лес за рекой. Пусть даже картинка покажется похожей, но это мгновение не вернётся никогда.

Вечер забирает всё больше красок и света, оставляя меня наедине со строгими силуэтами деревьев. Ты ушло, и я осталась одна.

Автор рассказа: Анна Киселёва

Добавить комментарий

Пожалуйста, будьте вежливы! Сообщения после публикации проверяются.
Если хотите написать в редакцию сайта, используйте обратную связь.
* Нажимая "Отправить" Вы подтверждаете согласие с политикой конфиденциальности.